Марина Таргакова. Роковая или раковая обида

У меня недавно был очень интересный случай. После лекции в Караганде, которая была в большом зале (человек 200), ко мне подбегает девушка, плачет и говорит: «Знаете, моя мама умирает, ее выписывают завтра умирать совсем. У меня здесь никого нет, я приехала из Краснодара, что я буду с ней делать? Я даже не знаю о чем с ней говорить, потому что мне страшно. Помогите, поговорите с мамой. Может быть, вы знаете, что делать? Маме поставили диагноз «рак перикарда». У нее из околосердечной сумки откачали сначала 1,5 литра жидкости, потом 800 мл, т.е. сердце не могло работать, потому что оно все было сжато водой. Она не может дышать, вся синюшная и сидит в вынужденной позе. Она не может лечь, потому что жидкость давит на сердце, и не может дышать полной грудью уже с мая месяца».

Я очень растерялась, потому что не знала, что делать. Чем могу я помочь умирающей женщине с таким страшным диагнозом? Вместе с тем было понятно, что я не могу не отреагировать на просьбу этой девушки, которая смотрит на меня с глазами, полными слез. На следующий день, мы поехали с ней в областную онкологическую больницу.

Я всегда рекомендую людям, особенно которые потеряли смысл жизни, особенно тем людям, которые богаты и пресыщены всем, от чего страдают депрессией, посещать подобные заведения. Многие думают, что если будет богатство, то весь смысл жизни и проявится в связи с тем, что возрастут возможности. А там происходит с точностью до наоборот. Я часто рекомендую пойти в хоспис или к детям сиротам, чтобы посмотреть на другую жизнь, оживить свои чувства.

Когда я туда зашла, то это произвело на меня очень большой эффект. Это было торакальное отделение, где люди лежат с онкологией грудной клетки, либо легких, либо сердца и т.д. Там невозможно было дышать, пациенты все хрипели, многие дышали через пластиковые трубки, выведенные наружу из трахеи.

Через мгновение я сама почувствовала, как мое дыхание становится стесненным, ум мгновенно отреагировал, т.е. действительно, как говорится в одной притче: я страдал, что у меня некрасивые башмаки до тех пор, пока не встретил безногого. О многих вещах мы с вами не задумываемся, например, о том, что легко дышим, до тех пор, пока у нас не перехватывает дыхание.

Мы придумываем себе кучу причин, по поводу чего страдать, у нас есть куча недовольств, но как только мы увидели что-то такое, что из ряда вон, это нас оживляет. Когда я поговорила с этой женщиной (она мне описала свою болезнь), я почувствовала, что у нее проблемы с сердечной чакрой. Сердечная чакра – это 100% сердечные взаимоотношения.

Господь из сердца подсказывал мне, что обида – причина ее страдания. Я говорю: «У вас какая-то мощная сердечная обида. И эту обиду вы, на самом деле, не отработали, не прожили, не простили, не переварили, и она у вас до сих пор на сердце. И она настолько тяжелая, что она не дает вам дышать».

Она потупила глаза и сказала: «Ну что уже сейчас об этом говорить? Сейчас бы от рака вылечиться». А ее уже выписывают, ей уже ничего не помогает. Я ей сказала: «Возьмите, пожалуйста, ручку и тетрадку. И вам нужно будет написать об этой ситуации, и обо всех других ситуациях, в которых вы почувствовали, что-либо вас обидели, уязвили, либо вы кого-то обидели. Все эти ситуации вспомните и напишите, что вы чувствовали, что бы вы хотели сказать, каковы были ваши переживания. Почувствуйте, чем это было для другого человека, каковы были его переживания. Почувствуйте и его сердце. И это все напишите. Это раз. Позвольте вашему сердцу высказать всю накопившуюся боль, все то, что сдавливает вам сердце и не дает дышать».

Она сказала: «Похоже, тут одной тетрадкой не обойтись – так много накоплено». «Да, – сказала я, – онкологи и хирурги не могут это откачать физически из вашего сердца, это можете сделать только вы сами. Второе: вам нужно будет заняться пранаямой – это дыхательная практика». Я показала ей элементы дыхательной терапии. И я еще посоветовала ей читать мантру на сердечную чакру – три. И все. Надо сказать, что она с очень большой верой все это восприняла, и начала все это делать.

Недавно ее дочь написала мне письмо: ей сняли диагноз «рак», она выписалась домой, она уже ходит, порозовела, свободно сидит, спит, лежит. Но, что самое удивительное, – что у женщины появилась вера. Мама говорит: «Это же надо, ни хирурги, ни онкологи ничего не могли сделать. Неужели прощение и есть самое сильное лекарство? Я глубоко проанализировала всю свою жизнь, не стала дожидаться, когда мне начнут ее прокручивать в последний день моей жизни, проанализировала свое поведение, ведь у меня было однозначное мнение, что не правы другие, ведь я хотела, как лучше. Но я увидела свой вклад в каждую ситуацию и увидела, что у других своя правда». В итоге девочка написала: «Спасибо вам большое, у нас в доме появилась вера. Но больше всего были удивлены врачи».

И таких случаев много. Вы наверняка читали историю и Луизы Хей, и Лазарева, и многих других. Самые тяжелые проявления, даже когда ставят диагноз «рак», могут совершенно измениться в одночасье, когда у нас приходит озарение, понимание. Болезнь – это шанс задуматься над своей жизнью. Нужно ли ждать такой угрозы? Не лучше ли задумываться о своей жизни каждый день?

Как мы прожили этот день? Как было людям от встречи с нами? Смогли ли мы стать опорой кому-то, вдохнули ли в чью-то жизнь надежду, веру, обогрели кого-либо любовью? А может мы стали причиной чьей-то скорби? Что мы вскармливаем внутри себя? Гнев? Обиду? Мы творим себя и свое окружение каждый день, каждый час, трансформируя свое сердце. Оно либо светит другим, либо сгорает от гнева. В конце концов решать нам, это наша свобода выбора.

По материалам http://psiholog3000.ru

ОтменитьДобавить комментарий

Нажимая кнопку "Отправить" Вы подтверждаете, что предоставляете свое согласие на обработку Ваших персональных данных.